Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:05 

Баринъ
Мы часто боимся говорить и делать то чего на самом деле хотим, потому что боимся...

Заметки к фанфику:
Автор - ROBCakeran53 robcakeran53.deviantart.com/
Автор перевода - StarSong
Вычитка - SirPeppermintJam sirpeppermintjam.deviantart.com/
От автора перевода: Когда
я впервые прочитала "Маленькую Дэши" в оригинале на английском, я не
смогла оставить фик непереведённым. Это творение бес слёз дочитать
невозможно. И невозможно передать ощущения после прочтения. Фанфик с
грустной концовкой.

Я жил своей обычной жизнью. Почти все дни
были похожи друг на друга: я просыпаюсь, иду на работу, работаю, иду
домой, ложусь спать. Порой я зависаю вместе со своими друзьями, хотя
в других случаях я просто играю в видеоигры или же смотрю My Little
Pony: Friendship is Magic. Иногда мне везёт: или я встречаю старого
друга, или нахожу доллар на дороге, или спасаюсь от очередной бездомной
собаки.



Жить в умирающем городе не очень-то весело и интересно. Этот город был
когда-то полон жизни и цвета, но теперь... Сейчас большинство домов
заброшено, вместо больших заводов и магазинов — пустыри... Лучшие
времена этого города я видел только на фотографиях. Мои мама и папа жили
счастливо, чего тоже мне желали.



У меня действительно были какие-то моменты блаженства, которые хоть
как-то скрашивали мою однообразную жизнь. MLP: FiM помогало, но это
по-прежнему был один спасительный островок. Каждый раз, когда я вижу шоу
или фан-арт, я мгновенно отдаюсь в эти яркие цвета, радостные лица пони
и мирные пейзажи.



Но потом приходится возвращаться в реальность. Я выключаю компьютер
и иду гулять. Я много гуляю, особенно после смерти родителей. Я иду
на прогулку, если мне грустно или же если я устал. Прогулка стала важной
частью моей жизни.



Я видел, как приходят и уходят люди. Я видел разрушенные, сгоревшие
здания, полностью зарисованные граффити. Я никого не брал с собой
на прогулку. Не всем нравилось смотреть на некогда прекрасный город.
Я их не виню. На самом деле, я им завидую. Они видели это место своими
глазами, когда здания были высокими и гордыми, газоны — свежескошенными,
а дороги — ровными.



Единственное, что было мне дорого — картины моей матери. Когда она
начала их писать, город стал рушиться. Несмотря на это, ей удалось
нарисовать великолепную радугу над гаражом. Это моя любимая картина.
Может, поэтому я так люблю Рэйнбоу Дэш больше остальных пони. Её цвета,
её Sonic Rainboom — всё напоминает мне эту картину.



Иногда я мечтал о своей собственной Рэйнбоу Дэш, или хотя бы
о реалистичной плюшевой игрушке, чтобы свернуться с ней калачиком
в постели. Я переделал старую игрушку Симба во «временную» Рэйнбоу, пока
мне не удастся накопить денег на настоящую мягкую Дэш. Это помогло. Мои
ноги, после многочасовой ходьбы в старой обуви, пульсировали бы под
простынёй, а я бы сжимал эту игрушку больше, чем мать во время защиты
своего ребёнка. Это единственное, что приносило бы мне радость.



***





Сегодня я, как обычно, шёл на работу. Опять те же люди, которые входят
в магазин, берут свой товар и платят за него. Через несколько часов моя
смена закончилась, и я пошёл домой. На этот раз мне захотелось пройтись
другим маршрутом. Эта часть города была поражена больше всех остальных.
С другой стороны, это просто печальное зрелище. Это действительно просто
зрелище, которое я вижу.



Или мне так казалось.



Меня остановило нечто необычное; посреди тротуара стояла старая
картонная коробка. Сейчас, живя в такой области, я вижу мусор всё время.
Коробки, одноразовая посуда, пакеты, которые валялись повсюду. Я редко
видел коробки в таком хорошем состоянии, как эта, потому и остановился.
Если я был бы младше, то, наверное, сейчас выбросил бы эту коробку.
Однако шансы очистить город становились всё меньше, поэтому я просто
обходил мусор стороной.



Я прошёл мимо коробки, не обращая более на неё внимания. Мой дом уже
недалеко. По прибытии я сел за компьютер, чтобы выбросить эту коробку
из моих мыслей. Позже я поймал себя на мысли, что мне хочется
прогуляться снова. Я вышел из дома и пошёл по своему обычному маршруту,
но мысль о коробке заставила меня остановиться. Я свернул обратно
и пошёл по той дороге, которой добирался домой.



Через несколько минут я нашёл ту коробку, по-прежнему сиротливо стоявшую
на тротуаре. Она не двигалась и не выделялась. Это была обычная
картонная коробка. Я не могу сказать, что пришёл сюда просто так,
поэтому я подошёл к предмету поближе. Когда я приблизился, то стал
замечать, что внутри что-то лежит. Это что-то было очень ярким и очень
маленьким. Возможно, размером в несколько месячного щенка лабрадора.



Я остановился у коробки и смотрел вниз, на красочные капли, находящиеся внутри.



Я осознаю, что... Нет, я точно знаю, что это такое, но мой мозг никак
не позволяет мне понять этого. Сначала я подумал, что это игрушка,
которую оставили умирать в этом старом районе. Но затем я увидел, что
существо дышит. На самом деле, оно спало. Мои ладони вспотели, дыхание
участилось, и я часто моргаю, думая, что это всего лишь сон.



Но каждый раз изображение оставалось одним и тем же. Внутри спала... маленькая... Рэйнбоу Дэш.



Я опустился на колени, чтобы получше разглядеть существо в коробке. Как,
как она может быть здесь?! Как она может быть здесь, в этом мрачном,
тёмном и ужасном мире?!.. Я рассматриваю коробку и обнаруживаю надпись
на боку: «Отдать в хороший дом».



Первая моя мысль, которая работает у меня в голове кроме начальной
«крошка Рэйнбоу Дэш в коробке», является «кто мог отдать маленькую Дэш»?
Мой мозг сейчас как куча вопросов. Как она сюда попала? Зачем она
здесь? Почему она маленькая? Её круп ещё нуждается в кьютимарке, что
подтверждает её возраст. Я встал с коленок, чтобы размять уставшие ноги,
но случайно задел коробку. Стало происходить неизбежное: она
просыпается.



Она огладывается, протирая лицо передней ножкой, пытаясь окончательно
проснуться. Сначала всё, что она видит — это стены коробки, но потом она
посмотрела на меня. Те самые большие чёрные глаза с розовым ободком
взорвали моё сердце... дважды. Её привлекательность заставила меня снова
присесть, и я не смог сдержать улыбки. Я так не улыбался с того
времени, как мы гуляли с родителями в парке.



Её глаза продолжают смотреть на меня, а я смотрю назад. Я не знаю что делать и что сказать, но с чего-то начать всё-таки надо.



«Привет.»



Я говорю, но она не реагирует.



«Ну, что ты здесь делаешь?»



Она оглядывается, затем снова смотрит на меня. Чем больше я её изучаю,
тем больше понимаю, что она на самом деле очень маленькая, даже моложе
своего появления в эпизоде двадцать три... Возможно, она просто не умеет
говорить.



То, что она существует, приводит меня в замешательство. Я возвращаю своё
внимание на неё и замечаю, что она дрожит. Осенью, особенно в середине
сентября, у нас бывает очень холодно.



Я не знаю, что я должен сделать. Могу ли я взять её домой? Должен ли
я кого-то вызвать? Я замкнутый в себе брони, так что никто из моих
друзей не знает о моей любви к шоу. Я не могу отдать её в приют...
Глупые мысли, как всегда, в первую очередь. Это было бы не только
ужасное зрелище. Её могли бы забрать в лабораторию и неведомо что делать
с ней. У меня есть только один выбор.



Дунул прохладный ветер, и маленькая Дэш свернулась клубочком, поджав под
себя ноги и сложив крылья. Это было последней каплей, я не смог больше
терпеть. Я снимаю пиджак и беру её на руки. Как я и ожидал, она стала
бояться. Она начитает ерзать и извиваться, не зная, что я собираюсь
с ней сделать. Она ещё не может летать, но её крылышки трепещут как
у мотылька. Ей кажется, что чудо поможет ей улететь отсюда. Я обернул
её курткой так, что наружу высовывалась только её маленькая головка. Она
продолжает извиваться, но, наконец, тепло моего тела начинает
просачиваться через тонкий пиджак, и она успокаивается.



«Всё хорошо. Тебе нужно найти более тёплое место, а?»



Я улыбаюсь ей ещё раз. Она смотрит на меня своими большими глазами, в которых читается растерянность.



«Не волнуйся, я не сделаю тебе больно. Уже поздно, и ты тут замёрзнешь».



Я думаю, что она меня поняла, так как её зрачки вернулись к обычному
размеру. Она ещё немного поёрзала, пытаясь принять наиболее
комфортабельную позу. Я чувствую, как её крылья и копыта порой задевают
меня. Затем, в довершение всего, она опирается подбородком на мою
руку и, глубоко вздохнув, закрывает глаза и засыпает.



Моё сердце взрывается третий раз.



Когда я шёл обратно, то постоянно оглядывался на людей. Я не хотел,
чтобы кто-либо увидел Дэш. Я не знаю, как они отреагируют на это. Эта
полночь стала самой счастливой для нас обоих. Я взглянул на малышку,
которая продолжала спать в моём пиджаке. Она больше не дрожала — ей было
тепло.



Стараясь не шуметь, я открыл входную дверь. С щелчком переключателя
ожила лампочка в коридоре и в гостиной. Так было и в те времена, когда
мои родители ещё были живы. Я старался сохранить в доме всё, как было
раньше.



С маленькой Рэйнбоу на руках я направился в гостиную. Подойдя
к семейному портрету, я поприветствовал его: «Привет, мама, привет,
папа». Я знаю, их нет рядом, но они любили меня и любят сейчас. Войдя
в комнату, я почувствовал лёгкое шевеление в моей руке. Возможно, Дэш
проснулась, когда я включил свет. Не имея представления, что делать
дальше, я поставил её на кушетку.

Она сразу же выпрыгнула из куртки и осмотрелась. Я продолжаю смотреть, как она исследует диван и журнальный стол.



«Что ты делаешь в моём мире?»



Тут же я поймал себя на мысли, что, в общем-то, очень много говорю
о себе. У меня никогда не было домашнего животного, так как ему нужен
был уход и пища, а это значит, больше денег бы утекало.



Она ответила мне пустым взглядом. С другой стороны, чего я мог ожидать? Ведь она ещё не умеет говорить.



«Ты потерялась?»



После того как мой рот произнёс эти слова, её ушки опустились, и она стала смотреть в пол.



«Ох...»



Я осознал, что она не понимает, где находится, и кто я такой. Слово «потерялась» ввело её в заблуждение.



«Ладно. Во избежание всего плохого ты... можешь остаться у меня».



Я вижу, что она подняла голову, и её ушки стали торчком. В глазах
читалось беспокойство. Наверное, мои слова её не обнадёжили, поэтому
я улыбнулся.



«Не волнуйся. Я думаю, всё встанет на свои места. Нам просто стоит подождать. Хорошо?»



Я не знаю, зачем я это спросил, но она навострила уши и улыбнулась.



Следующие несколько часов я показывал ей свой дом. Я решил не показывать
свою спальню — куча грязной одежды могла бы смутить её. Затем я дал
ей немного поесть. Я порезал ей немного моркови и с интересом обнаружил,
что у неё уже есть зубки. Так как она была маленькой, я засомневался,
что твёрдая пища ей подойдёт. С другой стороны, она из мультфильма,
поэтому я понятия не имел, что является для неё «нормальной» пищей.



Удовлетворённая пищей, маленькая пони нашла себе удобное место в виде
кресла моего отца. Когда он был жив, он никогда не разрешал мне садиться
в него. Тогда что изменилось сейчас? Но Дэш не знала об этом, поэтому
я позволил ей сидеть там, где ей удобно. Я также дал ей небольшое
одеяло — в доме было прохладно из-за неисправности печи. Был трюк,
который позволял запустить печь, но он погиб вместе с отцом.



Я заснул. После утомительной работы и заботы о Дэш моё тело имело планы
на отдых. Повернув голову, я обнаружил, что крошка пони спит рядом,
положив голову на внутреннюю сторону моего локтя.



Моё сердце взорвалось ещё раз.



Я свернулся калачиком и улыбнулся от уха до уха. Её тихое посапывание
было едва слышно. Тепло её тела согревало моё уже слабое сердце. Как
долго я ждал этого момента! Теперь у меня есть моя собственная Рэйнбоу
Дэш, которая спит у меня под боком; будто бы она знает меня с рождения.



Моё отчаяние, больные сердце и ноги не могли затмить этой радости. Она
здесь. Она является реальной. Она — моя маленькая пони. Она... моя
маленькая Дэши.



***




Прошло четыре месяца с тех пор, как я привёл в свой дом маленькую
Рэйнбоу. Я до сих пор не понимаю, почему она здесь, но меня это уже
не волнует. Эти месяцы были самыми удивительными в моей жизни. Между
прочим, она вселила в мое сердце любовь и радость. Вот теперь она сидит
на диване и наблюдает, как я смотрю телевизор.



Теперь было бы неплохо научить её говорить. Я далеко не учитель, и меня
нет родительского опыта, но всё же я постараюсь сделать всё возможное,
чтобы она могла говорить и читать. И я не знаю, с чего начать или как
научить её писать. В шоу они писали, беря карандаш в рот, и я не знаю,
как показать ей это.





Я думал, что год будет тянуться долго. Я бы с нетерпением ждал Нового
года, чтобы начать всё заново. Но этот год пролетел быстро. Я решил, что
раз я не знаю фактической даты рождения Дэш, то пусть днём её рождения
будет дата нашей встречи. Пятнадцатого сентября... Странно, это же дата
выхода второго сезона шоу! А вообще я прекратил смотреть мультфильм
после того, как Дэш вошла в мою жизнь. Не было никакой потребности
продолжать смотреть его, да и вообще, времени на себя у меня
не осталось.



Было бы трудно скрыть от неё просмотр шоу, а ещё труднее было бы
объяснить ситуацию, если бы она когда-либо увидела его. Она знала, что
её зовут Рэйнбоу Дэш, но с ласкательным именем Дэши тоже не было никаких
проблем. Она может полноценно общаться со мной и читать по-английски.
Также она пыталась научиться писать, как вы понимаете, ртом.



Я пытался изобрести устройство, чтобы Дэш могла писать копытом, однако
вариант со ртом был для неё более комфортабельным. Одна вещь беспокоит
меня — каждый день она сидит у окна и смотрит на улицу. Я не боюсь, что
она попадётся на глаза прохожим, так как я нахожусь на улице мёртвого
конца. Тем не менее, хоть она и не говорит мне об этом, я вижу жажду
свободы в её глазах. Я не могу держать её здесь всю свою жизнь.



Ха... Я всегда говорю, что она будет тут всегда. Это неправда. Однажды
она вернётся домой. Всё равно как: будет ли это вспышка и Дэш исчезнет,
или за ней придёт Твайлайт, прочитает заклинание и заберёт её домой,
чтобы вернуть всё на свои места. В моем сердце я надеюсь, что этого
никогда не случится. Мой мозг говорит, что так и будет. Это всего лишь
вопрос времени.



Я думаю отпустить её погулять. Я проверил некоторые заброшенные участки,
выбирая для неё самые лучшие места. Как ни странно, старый парк,
в котором гулял ещё я со своими родителями, оказался самым лучшим
вариантом. Как бы мне её туда отнести? Она всё ещё относительно
невелика, поэтому её нетрудно будет скрыть под курткой. Во всяком
случае, завтра обещали солнечный день.



***




Она сделала это. После двух лет моей заботы, а также не имея абсолютно
никаких знаний о полётах, я помог ей научиться летать. Она очень выросла
всего за несколько лет, и становилось всё труднее скрыть её походы
в парк. Я купил ей костюм для собак, чтобы её никто не заметил. Дэш была
недовольна. Мне пришлось брать книги в библиотеке и читать, как учат
птиц полёту.



Я бы посмотрел об этом в интернете, но боюсь, что ей бы стало любопытно.
Там куча гадости и ужасов, она просто не готова к ним. Её заинтересовал
телевизор, по которому ей нравилось смотреть Sponge Bob и Nascar, и мне
было бы тяжело убрать это от неё.



Вернёмся к полётам. Мы неделями занимались в парке, в надежде, что она
сможет взлететь. Рядом с песочницей росло большое дерево — идеальное
место для практики. Если она будет падать, а я не смогу её поймать, она
приземлится на мягкий песок. Она падала часто. Я знал, что она будет
падать. У неё было множество царапин, порезов и ушибов, но после многих
недель работы она всё-таки полетела. Это было короткое расстояние, около
пятидесяти футов, но она сделала это. Она сияла от гордости. Теперь она
могла бы летать над облаками, чтобы никто её не заметил.



И вот ещё — Дэш захотела свою собственную комнату. Я вспомнил, что
у меня есть старая комнатка, заваленная хламом. Если у неё будет своя
комната, то я могу купить ей её собственные вещи. Она очень умная
и знает о разнице между нашими видами, но она до сих пор ничего не знает
о своём происхождении. Она ещё не готова. Моя задача — делать
её счастливой.



Надеюсь, я найду способ купить ей те вещи, которые она хочет.



***




Если бы вы четыре года назад сказали мне, что заботитесь о мультяшной
радужной пони, я бы назвал вас идиотом. Конечно, я нахожусь
в реальности, но мне не важно. Я счастлив. Она счастлива. Сегодня день
для празднования, так как моя маленькая Дэши получила свою кьютимарку.



Я не знаю, как объяснить этот факт. Она даже не знала, что такое
кьютимарк, пока я не рассказал ей об этом. Это была обычная прогулка
по парку, как вдруг ей захотелось взлететь настолько высоко, насколько
она может. Поскольку я не умею летать, мне оставалось только сказать,
чтобы она была осторожной.



Я не знаю, каких сериалов она насмотрелась, но она решила полетать
на самой предельной скорости. Она пыталась исполнить какие-то трюки.
Хотя это не её мир, она оставалась той же Дэш из шоу. Я просто сидел
на скамейке и наблюдал за этим. Вокруг никого не было. Она поднялась
на максимальную высоту в попытке получить скорость от падения. Всё было
правильно: её позиции, фокусировка, и я, который смотрел на неё
и поддерживал. И она сделала это. Она преодолела звуковой барьер
и исполнила Sonic Rainboom.



Я даже не представлял, что она сможет совершить такой подвиг в моём
мире. Я знал, что можно преодолеть звуковой барьер, но не знал,
прошёл бы второй номер с радугой. Мой мозг растаял. Взрыв повыбивал окна
и активировал сигнализации машин. Когда она приземлилась, я взял
её на руки и побежал домой, пока в парк никто не прибыл. К счастью, мои
окна были целы.



Остальную часть дня мы праздновали. Так уж случилось, что сегодня был
её четвёртый день рождения. У меня нет возможности узнать, сколько
ей лет на самом деле. Я бы купил торт, но из-за взрыва все магазины были
закрыты на ремонт. Таким образом, мы решили сделать торт сами.
Но вы и сами знаете, что она не умеет выпекать. Я тоже не кондитер,
поэтому у нас получилась неразбериха. Но было весело. Она веселилась,
и я был счастлив.



Теперь Дэш будет спать в своей комнате. Ещё совсем недавно она
забиралась ко мне в постель, и мы спали вместе. Теперь я буду спать
в одиночку, но, на всякий случай, не буду закрывать дверь — если она
будет во мне нуждаться, она всегда может прийти и свернуться клубочком
у меня под боком. Я только что уложил её и пожелал спокойной ночи,
на что услышал в ответ:



«Спокойной ночи, папочка. Я люблю тебя».



Моё сердце взорвалось дважды. Во-первых, она назвала меня папой, а во-вторых... «Я люблю тебя».



На мгновение я потерялся, вспоминая, что делали папа с мамой в такой ситуации. Я поцеловал её в лоб и сказал то же самое:



«Спокойной ночи, моя маленькая Дэши. Я тоже тебя люблю».



Она улыбнулась мне и закрыла глаза. Я убедился, что её ночник выключен,
и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Сев на диван, я задумался.
Несколько раз она назвала меня папой. Я мог представить почему:
я забочусь о ней, кормлю, учу... Но сегодня, когда она сказала эти три
слова, я, наконец, всё понял. Я её папа.



Она считает меня своим папой. И, откровенно говоря, я считаю её своей
дочерью. Даже если мы совершенно иного вида, я люблю её всем своим
сердцем. Я впустил в свою жизнь маленького жеребёнка. Я дал ей дом,
чтобы жить, еду, а теперь ещё и папу, чтобы любить. Она дала мне
надежду, любовь, сострадание, и теперь я полностью уверен: она моя дочь.



Я до сих пор думаю, что придёт время, и она вернётся в Эквестрию.
С каждым днём мне всё тяжелее представить это. Я надеюсь, что она
никогда меня не забудет, потому что я никогда не забуду её.



***




Я считаю, что Дэш уже выросла. Мы отметили пять пропущенных дней
рождения и ещё одно важное событие — переезд. Благодаря накопленным
деньгам и выигрышу в казино, мы купили хороший дом в ста милях
от города.



Теперь она может летать когда хочет и сколько хочет. Она по-настоящему счастлива.



Я получил новую работу, на которой хорошо платили. Дэш тоже спросила,
может ли она работать, но потом она вспомнила, что я ей говорил.
Мы наслаждались сделанным тортом — нам удалось улучшить наши кулинарные
способности. Я в шутку сказал, что она не может работать потому, что она
пони; и рассмеялся. Выражение её лица было душераздирающим. Мой Бог,
я ужасен. Я... Я смеялся над тем, что моя дочь отличается от других.



Я извинялся в течение нескольких часов. Она говорила, что всё понимает,
но я видел, что ей всё ещё больно. К счастью, у меня нашёлся способ
загладить свою вину. Завтра я немножко изменю газонокосилку, чтобы она
смогла поработать. Я даже заплачу ей, чтобы она купила себе желаемую
вещь.



Я до сих пор не могу поверить, что она живёт у меня уже десять лет. Боже
мой, время летит так быстро... Я не знаю почему, но у меня появилось
чувство, что время нашей совместной жизни на исходе. Всё это было
слишком хорошо, чтобы быть правдой.



***




Сегодня наверное, самый худший день. Дэш узнала правду, прежде чем
я успел её к ней подготовить. Она узнала, что является персонажем
детского мультфильма. Она страшно расстроилась. Она заперлась в своей
комнате, но я её знаю — она не будет сидеть в ней долго. Открыв окно,
она улетела дуться.



Я монстр.



Мы оба пострадали от моей беспечности. Я думал, что кабельное
телевидение только к лучшему, но... Как я мог забыть про канал HUB?! Как
я мог забыть, что там транслируется MLP: FiM?! Hasbro уже успело
сделать восемь сезонов, которые постоянно повторяли.



Помню, я шёл с работы с покупками, и зашёл в гостиную. Вот тогда я это и увидел...



«Ура! Она сделала это!» Флаттершай прыгала от радости, в то время как Твайлайт, ЭйДжей и Пинки сидели с открытыми ртами.



Моё сердце упало... Я знал этот эпизод... Я вспомнил этот эпизод. И это
притом, что я двенадцать лет вообще не смотрел эпизодов! До сих пор
помню этот чертов эпизод. От растерянности ключи выпали у меня из рук
и рухнули на пол, громко звякнув. Дэш поняла, что я дома.



«Как долго...» — Дэш произнесла без эмоций в голосе.



«Я...»



«Как давно ты знаешь об этом?»



«Я...»



Дэш посмотрела в мою сторону. Она плакала, и её грива была ещё растрёпанней.



«КАК ДАВНО ТЫ ЗНАЕШЬ ОБ ЭТОМ?!»



Я ничего не смог с собой поделать. Слёзы потекли по моим щекам. Дэш ещё ни разу в жизни не повышала на меня голос.



И я заслужил каждый его бит.



Я сел, выключил телевизор и рассказал ей всё. Я рассказал ей о шоу,
о том, как я нашёл её. Я ответил на все вопросы, которые она мне задала.



Это было слишком.



Дэш кричала на меня, и я принял это. Я заслужил это. Я держал эту
страшную тайну от неё слишком долго. Сейчас она совсем взрослая пони,
которая в состоянии о себе заботиться. Я по-прежнему относился к ней как
к жеребёнку. Это было неправильно, но я ничего не мог с собой поделать.
Я знал, что это случится.



После нашего разговора Дэш взлетела вверх по лестнице и закрылась у себя
в комнате. Через час я постучался к ней. Ответа не последовало. Она
улетела. Оставалось надеяться, что она вернётся. Во всяком случае, будет
хорошо, если откроется какой-нибудь портал, и она вернётся домой. Всё
станет на свои места. А я должен буду забыть об этом. Всё, что я бы
ей сейчас сказал — прости меня.



Я очень... очень... виноват.



***




Дэш не появлялась уже три дня. Я сделал то, чего не делал очень долго —
я отправился на прогулку. Я не знал, куда я иду. Я просто шел. Меня
не было около трёх часов, и хотя было всего пять вечера, уже было темно.



Моя энергия последние несколько дней была на нуле. Я не ел ничего, кроме
тостов. Я чувствовал себя так, будто сто лет не гулял вокруг моего
дома. Нет, нашего. Он такой же её, как и мой, и ничто не изменит этого.



Начинался дождь, но я не сбавил шаг. Я просто шёл. Далёкие воспоминания о Дэши снова просачиваются в моё сознание.



Дождь усиливается, и моя рубашка совсем мокрая. Я уверен, что завтра
утром я буду болен, но мне всё равно. Мне было очень плохо те три дня.
Моя дочь находится где-то рядом, и ей тоже больно, она нуждается в тепле
и уюте. Я хотел бы быть рядом с ней, но она, возможно, не хочет видеть
меня.



Я не виню её... Я знаю, Дэши сильная пони, она выдержит это испытание
до конца. Но мне так же известно, что Дэш подолгу держит обиду.
Я не уверен, что она простит меня и вернётся. И я не знаю, прощу ли
я себе этот проступок.



Начался сильный ливень. Кроны деревьев не сдерживали дождь. Найдя самое
толстое и высокое дерево, я спрятался под ним и... вспомнил ту жизнь —
как отец и дочь. Мы стали настоящей семьёй. И все бы хорошо, если бы
не то проишествие три дня назад.



Я чувствую как слёзы текут по моим щекам. Я помню тот гнев в её глазах,
смешанный с путаницей, и это рвёт меня на части. Я хочу сделать всё
правильно, или вернуться в прошлое и всё изменить. Но я бессилен. Что
сделано, то сделано.



«Прости...»



Я говорю вслух, зная, что никто не слышит.



«Прости меня, Дэши».



Я продолжаю рыдать, прислонившись к дереву. Дождь всё льёт и льёт. Но мне всё равно.



Крак



Я открываю глаза от внезапного звука и вижу, что на меня, со слезами
на глазах, смотрит Рэйнбоу. Дэши, моя маленькая Дэши, вся в занозах
и царапинах, стоит всего в паре метров от меня.



Она молча подошла ко мне. Я не двигаюсь, я просто сижу на земле и смотрю
на неё своими мокрыми глазами. Она выглядела ужасно, и всё же так
красиво с другой стороны... Её шерсть нуждалась в хорошей чистке, но это
уже моя забота.



Не говоря ни слова, она села рядом со мной. Я едва сдерживал своё
желание обнять её — это было бы внезапным. Наконец, она первая
заговорила.



«Я... Я слышала тебя, — прошептала она, — и я тоже прошу у тебя прощения».



Я улыбнулся сквозь слёзы.



«Дэши, ты тут ни при чём. Это я виноват».



Рэйнбоу печально глянула на меня.



«Папа... Ты по-прежнему любишь меня?»



Настало время действовать. Я протянул руки и обнял её.

«Конечно, Дэши. Я всегда любил тебя. Я все ещё люблю тебя. Никакая ссора не изменила бы этого».



Она обняла меня тоже, и мы сидели и плакали вместе, продолжая друг
у друга просить прощения. Через некоторое время дождь стихает.



«Папа».



«А?»



«Можем ли мы пойти домой? Мне нужно принять душ».



Я улыбаюсь, и она улыбнулась в ответ. Мы направились домой. Я раздумываю
над тем, что было бы неплохо подарить ей подарок чуть раньше дня
рождения.



Билет на Indy 500. Я уверен, что ей понравится, и надеюсь, что это хоть как-то поддержит её.



Мне кажется, она успокоилась по поводу того, что находится
в мультфильме. Она умная пони, и знает, что на самом деле она реальная,
а не мультяшная. Я могу лишь помочь ей осознать это.



***




В жизни любых родителей наступает момент, когда ребёнку пора идти. Будь
то к лучшему или к худшему. На её двадцатый день рождения я запланировал
просмотр шоу полётов. И когда мы уже было собрались идти, в дверь
постучали.



Никто за эти годы не постучал к нам в дверь. На всякий случай я отправил
Дэш в свою комнату. Я спросил, кто стучит в дверь. Голос, который мне
ответил, почему-то был мне знаком. Я не мог не подойти и не открыть
дверь.



Когда я открыл дверь и увидел фигуру, стоявшую на крыльце, я подумал,
что у меня галлюцинации. На крыльце стояла сама Принцесса Селестия.
Я жутко растерялся. Она стояла и рассматривала меня — наши глаза были
почти на одном уровне, так как она была размером с почти взрослого коня.
Чуть отойдя назад, я позволил ей войти. Происходящее далее лишило меня
дара речи — за принцессой последовали ещё пять пони: Твайлайт Спаркл,
Эплджек, Рарити, Флаттершай и, наконец, Пинки Пай.



«Ооо, да этот чужой дом похож на МОЙ! У ВАС ЕСТЬ КУХНЯ! Я умираю от голода, а вы? Я могу сделать нам...»



Её речь остановило копыто ЭйДжей: «Постой, сахарок. Мы сюда пришли за Рэйнбоу, так что у нас совсем нет время на еду».



Желудок оранжевой пони пробурчал. «Неважно, насколько мы голодны».



Я не знал, как реагировать.



«Э-э, у нас осталось немного пирога. Я могу вас угостить».



Пинки восприняла это как «да» и стремглав побежала в кухню. Ей не пришлось объяснять, где что находится, она уже всё знала.



«Я прослежу за ней,» — ЭйДжей пошла вслед за розовой пони, по пути отдав мне шляпу.



Я так привык к Дэши за эти пятнадцать лет... Теперь у меня появилось ещё
пять пони да ещё и богиня, которая рассматривала меня с большим
любопытством.



Наступила минута молчания. Я спокойно наблюдал, как две пони роются в моём холодильнике.



«Я удивлена, — начала Селестия, — мне казалось, вы не впустите нас».



«Почему? Я знаю вас всех».



Селестия ухмыльнулась: «Ах так, значит, знаете...»



«Я знаю, что вы вымышленные персонажи из детского мультика, но я понятия не имею, зачем вы пришли сюда».

Последнюю часть предложения я соврал. Я знал, зачем они все пришли, но мне не хотелось в это верить.



«О, я думаю, вы знаете».



Моё сердце упало в желудок. Я знал, что этот момент наступит.



«Простите меня, сэр, — начала Твайлайт, — но мы узнали, что Дэш находится здесь. Могли бы мы её увидеть?»



Мне очень хотелось сказать «нет», но пришлось побороть себя и сказать:



«Она в своей комнате».



«В своей комнате?» — удивлённо спросила Рарити.



«Да, Дэши в своей комнате».



«Дэши? Боже, ты уже успел с ней подружиться?» — Рарити недоумевала.



Это немного оскорбило меня, и я подумал про себя:



«Она мне даже больше, чем друг...»



Селестия подняла брови, собираясь что-то сказать, но я опередил её:



«Все эти годы я хотел узнать: как и почему Дэш оказалась тут в виде маленького жеребёнка?»



Твайлайт прикусила губу, и принцесса начала:



«Да, конечно. Видишь ли, Твайлайт работала над новым заклинанием,
которое помогло бы погодной команде с устранением шторма. Заклинание
нужно было испытать, поэтому пегасы вызвали шторм, но немного
перестарались. Когда Твай начала использовать магию, из облака вылетела
молния и встретилась с заклинанием моей ученицы. К сожалению, сильнейший
взрыв задел Дэш, что, собственно, и отправило её сюда. Итак, мы пришли
за ней».



Прежде чем я успел ответить, сверху раздался голос Рэйнбоу:



«Папа! Всё в порядке?»



Я растерянно смотрел на пони. Они были шокированы. Они узнали голос Дэш, но больше всего их поразило слово «папа».



«Э-э-э... Прости, сахарок, — начала ЭйДжей, — мне или послышалось, или она действительно назвала тебя папой?»



Прежде чем я успел ответить, Селестия заговорила:



«Наверное, ты не захочешь нам это объяснять».



Я был потерян. Мысли путались у меня в голове. Я должен был это сделать, как бы мне не хотелось этого.



«Идите в гостиную и устраивайтесь поудобнее, сейчас я приведу её».



Не получив ответа, я стал подниматься вверх по лестнице.



«Папа?»



«Да, Дэши, я поднимаюсь к тебе. — я посмотрел вниз на группу пони, которые наблюдали за мной. — В общем, нам нужно поговорить».



Я рассказал ей, кто сидит внизу и зачем они пришли. Время от времени Дэш
смотрела эпизоды, и некоторые из них ей даже нравились. Сколько
я не объяснял ей, она не могла поверить, что те самые шесть пони сидят
в гостиной и ждут её. Она думала, что я шучу. В конце концов, я взял
её на руки и спустился вниз.



«ДЭШИ!!!» — Пинки бросилась к Рэйнбоу, едва не сбив её с ног.



Дэш грубо отпихнула её:



«Отойди от меня!»



Остальные пони недоумевали: почему Рэйнбоу так поступила со своей лучшей подругой?



Пинки Пай растерянно спросила:



«Ты... Ты не помнишь меня?»



«Нет. Ни тебя, ни всех остальных».



Мне было больно. Я знал, что эти пять пони были друзьями Дэш, но мне казалось, что этого не знала она.



«Дэши, — сказал я, — присядь, я расскажу тебе кое-что».



Рэйнбоу пристроилась у камина в своём любимом кресле.



«Как давно вы послали её сюда?» — обратился я к остальным.



Вопрос застал их врасплох, но Твай, прокашлявшись, ответила:



«Около пятнадцати дней назад, а что?»



Я потерял дар речи. Пятнадцать дней назад?! Да ведь она прожила со мной
пятнадцать лет! Это означало одно — один день в их мире равнялся одному
году в нашем.



«На самом деле, она пробыла тут больше», — возразил я.



«Сколько?» — поинтересовалась Твайлайт.



«...Пятнадцать лет».



Все, кроме Селестии, разинули рты.



«Это не должно было повлиять на её память», — сказала Эплджек.



«Ах, вот ещё. Когда я нашёл её, она была... жеребёнком. Я думаю, ей было не больше четырёх-пяти лет».



Селестия сделала вид, что удивилась.



«Вы хотите сказать, что заботились о Дэш в течение пятнадцати лет?»



Я просто кивнул и глянул на ничего не понимающую Дэш.



«Мы... Она... — я не смог сдержать слёз, — Я знаю, что это неправда... Так должно было быть, но...»



«Я знаю, слово „папа“ имеет для вас огромное значение», — сухо сказала принцесса.



После нескольких минут тишины послышался голос Дэш:



«Так что должно произойти?»



Я смотрел на принцессу, пытаясь прочесть её лицо. Однако мне это не удалось.



«Ну, всё довольно просто. Твайлайт, ты ещё помнишь заклинание?»



Пони кивнула и спрыгнула с дивана.



Я понял, что Селестия имела ввиду. Она дала своей ученице задание —
стереть память Дэш и начать всё сначала. Хотя я больше надеялся на то,
что она оживит в её памяти воспоминания о дружбе и Понивилле. Эти пони
собирались навсегда забрать Дэши, поэтому...



«Нет, подождите, пожалуйста, — начал я. — Прежде чем вы заберёте её насовсем, я хотел бы попрощаться с ней».



Я не смог сдержать слёз. Я заплакал. Опустившись на колени перед креслом, чтобы Рэйнбоу видела меня, я начал:



«Дэши, моя маленькая Дэши... Я люблю тебя всем сердцем. Ты сделала меня
человеком, — мне пришлось остановиться на секунду. — Ты принесла мне
столько счастья... Я не знаю, как благодарить тебя за это».



Дэш тоже заплакала, и от этого мне стало ещё хуже.



«Эти пятнадцать лет были чудесными. Эти прогулки, игры, полёты... Даже
если мы не связаны биологически, я всё равно буду любить тебя. Если
ты будешь нуждаться во мне, то не стесняйся и приходи».



Последнюю часть предложения я попытался превратить в шутку.



Дэш обняла меня и заплакала сильнее. Сзади меня всхлипывала Пинки Пай.



«Д-д-должна л-ли я идти, п-п-папочка?»



Я просто кивнул головой и встал. Прежде чем я успел полностью
распрямиться, Дэш забралась на меня и крепко обняла. Я почувствовал
её слёзы на моей шее.



«Ты должна идти, Дэши. Тут тебе не место. Ты должна вернуться домой».



«Я и так дома!»



«Нет, Дэш. Ты должна идти».



Она немного успокоилась, хоть и продолжала крепко обнимать меня. Вся правда немного шокировала её.



Твайлайт подошла к Дэш, и ей рог стал светиться. Я знал, это должно было случиться... И ей, во всяком случае, так было бы лучше.



«Подождите!»



Я перевёл взгляд с пола на Дэш.

«Прежде чем я уйду отсюда, мне нужно кое-что сделать», — обратилась она к Твайлайт.



Дэш стрелой взлетела на второй этаж и вернулась с коробкой из-под обуви
в копытах. Я не думал, что ей разрешат взять что-либо с собой. Дэш
быстро записала что-то на листе бумаги, и оставила его на журнальном
столе.



Повернувшись ко мне, Дэши улыбнулась, хотя её щёки были мокрыми от слёз.
Наверное, в этой коробке было что-то очень дорогое ей, с чем она
не могла бы расстаться. Может, там была наша общая фотография.



«Мне очень жаль, Дэш, — сказала Твайлайт, — Но...»



«Не могу... — перебила её Рэйнбоу. — Он может пойти со мной?»



Твай отрицательно покачала головой.



«Рэйнбоу Дэш, — вмешалась принцесса Селестия, — он не может пойти
с тобой точно так же, как ты не можешь остаться здесь. Я знаю, в этом
доме происходило что-то очень хорошее... Но я не могу объяснить этого».



Дэш вслушалась в слова принцессы.



Селестия улыбнулась мне:



«Вы выполнили прекрасную работу. Несмотря на очевидные различия, вы подняли её как свою дочь. Мне действительно очень жаль».



Я впитал её слова в себя.



«И да, пожалуйста, не вините мою ученицу за этот случай. Это была моя вина, я не научила её... Нам просто нужно забрать Дэш».





Я не мог смотреть ни на кого из них. В моей голове мелькали приятные воспоминания. Глубоко вздохнув, я спросил:



«За что мне её винить? За то, что Рэйнбоу попала сюда? Это были лучшие
пятнадцать лет моей жизни! Поэтому... Я хочу сказать тебе спасибо,
Твайлайт. Я хочу поблагодарить тебя за все эти годы, которые ты мне
подарила».



Я попытался ей улыбнуться, но она смотрела в пол и едва сдерживала слёзы.



Селестия встала с коврика и подошла ко мне.



«Нет необходимости в благодарности, сэр. Это я должна благодарить вас за заботу об одной из моих маленьких пони. Спасибо».



«Спасибо», — сказала Твай сквозь слёзы.



«Спасибо тебе», — подхватила Эплджек.



«Спасибо, дорогой, за заботу о нашей Рэйнбоу», — продолжила Рарити.



«Эм, с-с-пасибо...», — пролепетала Флаттершай.



«СПАСИБО!» — выкрикнула Пинки и обняла меня.



Я не выдержал и засмеялся. И да, слухи интернета подтвердились — её грива действительно пахнет сладкой ватой.



Я посмотрел на Дэш. Она тоже улыбалась.



Твайлайт повернулась к Рэйнбоу, её рог снова засветился.



«Ты готова?»



Она кивнула.



Казалось, время остановилось. Я до сих пор помню, как она не любила
купаться. Я до сих пор помню вкус нашей неудачной выпечки. Я до сих пор
помню, как я учил её летать.



Я заметил, что у Дэш из глаз текут слёзы. Я догадался, что она думает о том же, что и я.



Наконец, рог Твай коснулся лба Дэш. Яркая вспышка заставила меня
зажмуриться. Когда я открыл глаза, их всех уже не было. Я бессмысленно
стоял в пустой гостиной, где только что пребывало семь пони. Я оглядел
комнату и понял, что кое-что изменилось — фотографии, где были
изображены я и Дэш, исчезли.



Я зашёл в её комнату и обнаружил, что все её личные вещи пропали тоже.
Её спальня превратилась в обычный офис. Дешёвый стол, компьютер,
и уродливые цветы на подоконнике.



Мне требовалось время, чтобы переварить происшедшее. Мне было больно.
Селестия стёрла все предметы, которые говорили о том, что Дэши когда-то
была тут. Казалось, эти пятнадцать лет прошли бездарно.



Однако я всё прекрасно помнил.



Вспомнив про то, что Дэш что-то писала на листике в последний момент, я кинулся к журнальному столу.



Папа,



Пятнадцать лет ты заботился обо мне. Эти пятнадцать лет ты любил меня,
играл со мной... И чтобы ты поверил мне, я решила написать тебе письмо.



Я люблю тебя, папочка. Ты помог мне вырасти сильной и умной пони. Я не уверена, буду ли я помнить эти годы, но я должна

сказать, что ты сделал замечательную работу.


Я спрошу у Селестии — может, она разрешит оставить парочку общих
фотографий тебе на память, чтобы ты никогда не забыл меня. Я очень тебя
люблю, и спасибо тебе большое.


Всегда твоя маленькая дочка,

Навсегда твоя маленькая Дэши.

Rainbow Dash


Я перечитывал эту записку снова и снова, пока не выучил наизусть. Затем мой взгляд пал на столик, и я обнаружил там ещё кое-что.


Мой фотоальбом, где собраны все наши фотографии. Её первое купание,
её первые слова — здесь было всё. Я спрятал этот альбом в самое укромное
место.


Я очень изменился за эти пятнадцать лет. Если бы я тогда не вернулся и не посмотрел, что в коробке... Всё было бы совсем не так.


Сейчас я живу один в этом пустом доме. Каждый раз, когда я смотрю
на картину моей матери, где изображена радуга, я вспоминаю о Дэши. Когда
мне грустно, я снова пересматриваю наш с Дэши альбом. И когда-нибудь
я заполню его пустые странички самыми лучшими фотографиями.


Для себя.


Для моей маленькой Дэши.


Конец.




URL
Комментарии
2012-06-13 в 20:05 

Captein Sadness
Напоминаем гостям, что на платформе один строго запрещены оружие, телепортация и религии/Мисс Мурпл в роли мисс Бурпл
грустная сама история и ее развитие, а еще потаенный смысл - то что в жизни обычно всегда не хватает радуги

   

Sega new world

главная